ItalianRussian

Русское поле

некоммерческая ассоциация

ПО СЛЕДАМ РУССКИХ ДИПЛОМАТОВ

«ПО СЛЕДАМ РУССКИХ ДИПЛОМАТОВ В НЕАПОЛЕ или 240 ЛЕТ ДИПЛОМАТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ НЕАПОЛЯ И РОССИИ»

.

КРАТКАЯ ИСТОРИЯ

Первые упоминания в летописях об отношениях России с Италией уходят вглубь XIII века, когда ещё не было единого государства — Италии. Апеннины занимали малые княжества, королевства, герцогства и папский Рим. Разрозненные и нередко враждующие между собой государства то и дело оказывались под угрозой как со стороны турок-мусульман, так и  от нашествия монгольских завоевателей.

Лишь в XV веке, когда Русь оказалась под властью московских князей, а монголо-татары были окончательно разгромлены – начался новый этап налаживания как экономических, так и политических связей между славянской Русью и Апеннинами. Не раз поднимался вопрос о принятии православной церкви в христианский мир Европы, но как мы знаем, эти переговоры не увенчались успехом. Тем не менее, попытки создать Союз церквей, послужил поводом для посещения русских делегаций Италии и новым появлением России на дипломатической арене Европы – как достойного переговорщика, выгодного партнёра и желанного союзника для христианского мира в период усиления Турции.

Папа Павел II удачно использовал хлопоты по сватовству Ивану III, с племянницей последнего византийского императора Зоей Палеолог, в своих интересах. В то же время проводились переговоры и обмен подарками с Миланом, Генуей, Венецией. Итальянские мастера по камню и металлу, архитекторы работали в Москве, сохранились так же подробные описания Московии, богатых земель и особенности быта посла и путешественника Амброджо Контарини.

В конце XV и начала XVII веков, на Апеннинах были нелучшие времена. Некогда ещё цветущие и портовые города пришли в упадок от нарастающей силы турок и их влияния на море. За это время Россию посетили десятки посланников итальянских государств и папской курии. Каждый преследовал свои интересы: правители желали получить поддержку в лице русского царя за свободное ведение внешней и внутренней политики и выйти из-под зависимости от Франции и Испании; купцы хотели заключить выгодные договора о торговле в противовес всё нарастающей конкуренции со стороны Англии; церковь же пыталась заполучить влияние на христиан русского мира.

Следующий этап активного диалога пришёлся на период правления Петра I. Из Венеции были приглашены строители для возведения Адмиралтейства в Санкт-Петербурге. А посланники обоих государств вели переговоры об установлении официальных дипломатических отношений, что противоречило договору Венеции с турками. Но республика выбрала иную позицию, все усилия были напрасны и не привели к подписанию договоров.

.

СТАНОВЛЕНИЕ В 1770-Х

Российская Императрица Екатерина II здраво оценила попытки своих предшественников установления официальных отношений с государствами Апеннин, и сделала ставку на свою собственную стратегию. В 1767 годы, под предлогом путешествия в целях оздоровления, по её приказу, в Италию отправляются братья Орловы. Почти инкогнито, они посещают самые большие города и столицы государств. Неаполитанское Королевство (Неаполь), Генуэзское Королевство (Геную), Сардинское Королевства (Турин), Венецианскую республику (Венецию), Герцогство Тосканское (Флоренция и Пиза), а так же Сиену и Рим.

Так Екатерина сделала шаг навстречу правителям итальянских государств, вопреки желаниям и настроением самым влиятельным странам Европы в то время. Были практически подготовлены документы для каждого государства, которое отважилось бы заявить о своём желании заключить официальные отношения с Российской Империей. Каждое их этих малых, но географически и стратегически выгодно расположенных государств находилось под большим влиянием соседей, будь то Франции или Австрии, Англии или Турции.

В силу многих неблагоприятных условий, итальянцы не шли на решительные шаги, и действовали по привычке выжидания «попутного ветра» со стороны международных отношений в сторону России.

Так лишь в 1782 году Венеция установила союз с Россией, Турин в 1783-ом, Генуя в 1784-ом , а Тоскана в 1785 году.

В этом списке первым значится Неаполитанское Королевство — двусторонний договор был подписан  в 1777 году.

Неаполитанский правитель первый пришёл к пониманию об изменениях в международных отношениях, об увеличении влияния России на европейской арене не только дипломатии, но и выгодном экономическом и культурном развитии.

.

ПОДПИСАНИЕ ТРАКТАТА И НАЗНАЧЕНИЕ ПОСЛОВ. ИХ ПУТЬ В СТОЛИЦЫ

Представлять своё Отечество за границей нелёгкая задача. На плечи дипломатических миссий ложились не только политические, экономические связи между двумя странами, но культурные и гуманитарные отношения.

В 1777 году был подписан трактат о двусторонних отношениях Российской Империи и Неаполитанским Королевством, Екатериной II и Фердинандом IV с дальнейшим открытием посольств в столицах Санкт-Петербурге и Неаполе.

Каждая из сторон преследовала свои геополитические выгоды, соглашению предшествовали долгие непростые переговоры.

Дипломаты в ту пору были людьми из высших сословий, образованные, владели многими иностранными языками, наделённые острым умом и хорошей памятью, умевшие быстро оценивать ситуацию и принимать правильные решения на благо Родины.

Жёны посланников играли важную роль — они открывали салоны, куда были вхожи аристократы, самые известные и только начинающие молодые поэты, писатели, художники, скульпторы, композиторы. Осуществляли благотворительную деятельность и помогали пополнять коллекции русских музеев и академий.

Первым посланником Российской Империи при неаполитанском дворе был назначен граф Андрей Кириллович Разумовский. Дорога от Санкт-Петербурга до Неаполя у него заняла около двух лет. Король Неаполя Фердинанд искал подходящую кандидатуру на пост посла в Россию, а граф тем временем находился в Вене, ожидая своего часа.

За эти два года, он, посещая большие города на своём пути, следовал в Вену. В Австрии его гостеприимно встретил российский посол князь Дмитрий Михайлович Голицын (1721-1793) .

Князь Дмитрий Михайлович, на протяжении своей службы на посту главы дипломатической миссии России в Австрии, зарекомендовал себя  человеком милостивым к бедным, содействующим художникам и учёным, деятельным в полезности общественных начинаний, пользовался  в Вене всеобщим  уважением  и любовью .

.

Генрих Фридрих Фюгер (1751–1818)  Елизавета Осиповна Разумовская  (1764-1806),  (Государственный музей изобразительных искусств имени А. С. Пушкина)
Генрих Фридрих Фюгер (1751–1818)
Елизавета Осиповна Разумовская (1764-1806),
(Государственный музей изобразительных искусств имени А. С. Пушкина)

Сам граф собрал целый музей редкостей бронзы, скульптуры и большую картинную галерею. За службу он был удостоен высших российских орденов: Св. Александра Невского (1759) и Св. Апостола Андрея Первозванного (1772).

Посол Голицын представил молодого дипломата в самые уважаемые дома венских аристократов того времени.

После окончания своей миссии в Неаполе,  в 1790году, граф Андрей Разумовский был  направлен  в помощь Голицыну как тайный советник; а после отставки Дмитрия Михайловича в 1792 г., занял его место и прожил жизнь в любимом городе вплоть до своей кончины в 1836 г.

Там, же в Вене, до приезда в Неаполь, молодой граф Разумовский познакомился со своей будущей супругой Графиней Елизаветой Тун-Гогенштейн, которая была  любовью всей его жизни.

.

.

.

.

.

 РАЗУМОВСКИЙ АНДРЕЙ КИРИЛЛОВИЧ

(CONTE ANDREY RAZUMOVSKIJ)

Александр Рослин (1718–1793).
Граф Андрей Кириллович Разумовский (1752–1836)
(1776, Национальная Галерея Виктории)

1777-1784 — Чрезвычайный посланник и полномочный министр в Неаполе.

Спустя два года, 26 августа 1779 г., из Неаполя в Санкт-Петербург был направлен в качестве посла при российском дворе герцог Муцио да Гаета ди Сан Никола. Посланники обоих престолов встретились в Вене, обменялись нотами и направили письма главам министерств иностранных дел своих государств.

Осенью 1779 г. первый посланник России въехал на неаполитанскую землю. Его кортеж состоял из множества повозок и карет, с собой он вёз мебель, книги и документы, музыкальные инструменты.

На четыре ночи он остановился в покоях во дворце (Palazzo Reale) предоставленных королём, пока шли приготовления его апартаментов в доме графа Д’Алессандро Песколанчиано*  на площади Триесто и Тренто (piazza Triesto e Trento), где его прибытия ожидали с момента подписания договора в 1777 года..

.

.

.


«Где он жил…?»

В конце 2015 года, абсолютно случайно мне попалась книга Т.В. Зоновой «Отношения России и Италии». Я всегда интересовалась историей, ещё со школы меня интересовало всё — от древнего мира до наших времен.

И вот в книге Татьяны Владимировны:

«В августе 1776 года испанский посол в Вене Магони передал полномочному представителю русского двора князю Д.М. Голицыну желание «его неаполитанского величества завести и содержать ближайшее между обоими дворами дружеское сношение через собственных министров». Уже в сентябре 1776 года Н.И. Панин сообщил Голицыну, что «Ее Императорское Величество не отрекается со Своей Высочайшей Стороны назначить и отправить в Неаполь полномочного министра, желая только, чтобы взаимный Государей выбор для соблюдения на обе стороны совершенного равенства в один день объявлен был, к чему Ее Величество повелела мне назначить В. С-ву точным сроком 1/12 генваря будущего 1777 года».

Самой судьбой было предначертано, оказаться этой книге у меня в руках и так начались поиски длиной почти в 2 года. Поначалу я думала, что обращусь к именитым российским или итальянским  историкам — они укажут мне адрес, но каково было моё удивление, что никто не знал где жил и работал Разумовский. Эта фраза «Где он жил?» засела у меня в голове на два года. Я пошла в государственный архив Неаполя, где прочитала всевозможные документы касательно отношений с Российской Империей этого периода, личные письма аристократов на русском, итальянском и французом языках — каждый свой выходной я использовала для похода в архив. Какие только варианты написания фамилии Андрея Кирилловича мне не попадались, более 16 : Razumovskij, Rasumovskiy, Razomowski и т.д. Меня там стали узнавать охранники, архивариусы, руководители «А это та русская … всё ищет.» Мне предлагали ознакомиться с документами последнего посла в Неаполе, предпоследнего, или работой генерального консульства — но мне нужна была информация о первом посланнике на Апеннинах.

А русская искала не только в архивах, а и на просторах интернета, много дореволюционных книг оказались в библиотеках американских университетов и они щедро дают использовать их электронные версии. Читать дореволюционную литературу нелегко, русский совсем не тот — не современный, к которому мы привыкли. Всё что я находила, записывала в небольшой блокнот, но пазл всё не складывался. Со временем блокнот закончился и пришлось завести второй. К обрывкам информации добавились карты XVI — XX веков Неаполя, перечень всех домов, которые подходили по дате постройки и сохранились до наших дней. Был совершен даже обход всех этих зданий (район набережной Кьяйя и ближайших улиц Palazzo Ravaschieri, Caracciolo di San Teodoro, Ischitella, Cioffi, Ruffo della Scalea, Carafa di Belvedere, Caravita di Sirignano, Mirelli di Teora, Sasso, Fusco, Satriano, Zavalos и многие другие) — в надежде увидеть хоть маленький знак присутствия русских дипломатов. Да, история этих домов оказалась не менее интересной, в них проживали или были гостями: адмирал Нельсон и леди Гамильтон, Гёте; располагались посольства других стран: Испании, Англии, Франции, Ватикана, Марокко. Но прошло 240 лет, более двух веков, прошли I и II Мировые войны, в Неаполе не раз были землетрясения… «А вдруг этого дома больше не существует»,- думалось мне.

Но я не теряла надежду. В одной из книг мне попадется очередная фамилия неаполитанского аристократа «Песко- линчино» или «Pisco-Lanciano» , в доме которого останавливались «северные принцы» , так именовали сына Екатерины Великой с его супругой, которые инкогнито совершали своё свадебное путешествие по Европе. Могла ли я тогда предположить, что это подарок судьбы за мой кропотливый труд? Нет! Я записала это имя, и только со временем выяснила, что записано ошибочно, большой аристократический род Д’Алессандро Песколанчиано — происходит от семейства Торелли XIV-XV века. Я нашла доходные дома этой семьи. Один дом на знаменитой набережной Санта Лучия,  в результате землетрясения был разрушен. Ещё один был возле дворцовой площади, другие находились за городом, как и фабрики которые принадлежали семье. На сайте  я нашла историю интересующей меня семьи и написала Етторе Д’Алессандро:

«Spett. Alessandro d’Alessandro (псевдоним для сайта). Sto in ricerca del primo sede di Ambasciata di Impero Russo a Napoli (Regno di Napoli) in questo anno sarano celebrate 240 anni di rapporti diplomatici tra Russia e Napoli (Il Regno di Napoli e l’Impero Russo) E’ proprio nel 1777 si stabilirono le relazioni diplomatiche. Il primo ambasciatore (ministro plenipotenziario) russo a Napoli divenne Conte Andrey Razumovskij. Conte iniziato la missia diplomatica nel 1779. Possibile trovare nel vostro archivio informazioni su questo argomento? … Ringraziando per l’attenzione alla presente, porgiamo cordiali saluti. Ekaterina Kornilkova 9.03.2017″ , совершенно не надеясь на ответ, так как на то время писем было отправлено более 100, а отвечали единицы.

Через 5 дней пришёл ответ:

«Gent.ma dr.ssa Ekaterina Kornilkova la ringraziamo della sua segnalazione circa la precisazione della visita del principe Paolo I. Provvederemo tramite Alessandro a rettificare la data del passaggio su Napoli (1782), come da lei indicato.Se ci è consentito, inseriremo nella pagina anche i due documenti-richiami da lei segnalati in allegato. Confermiamo soggiorno del principe presso il palazzo Pescolanciano in piazza trieste e trento(ex s.ferdinando).in allegato targa di una lapide andata poi persa…»

Визит Павла Петровича и Марии Федоровны в Неаполь

Выяснилось, что на доме уже была памятная доска в честь высокопоставленных гостей из России, что некоторые подарки этой семьи хранятся в Эрмитаже, в семье сохранился архив с XV века и даже российские монеты времён Екатерины Второй. Но самое главное — это бухгалтерские книги, именно в этих книгах находился ответ на мой вопрос «А ведь где то он жил?» 

Листая файл за файлом, любезно присланных мне герцогом Д’Алессандро, я нашла интересующие строки, а именно оплату аренды и ремонта апартаментов в доме на улице Нардонес для князя Андрея Разумовского. Моему счастью не было предела, момент моего личного счастья — я нашла! 

Предстояло ещё очень много работы, встреч, знакомств, невероятных усилий и подарков судьбы — чтоб на доме появилась памятная доска в честь первого российского посланника на Апеннинах Андрея Кирилловича Разумовского. Открытие памятной доски

В семейном архиве, кроме бухгалтерских документов об оплате аренды на имя графа Разумовского с 1777 г. и документов, связанных с визитом «северного принца», сохранились копии подписанных трактатов и договоров между двумя государствами. Копии этих документов, с разрешения герцога, были переданы мной в 2017 году в Архив внешней политики Российской Федерации — хранилище документов внешней политики Российской Империи.


вид на королевскую площадь Неаполя.1757 г. Дом Д’Алессандро Песколанчиано резиденция первого российского посланника

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПОСЛА РОССИИ В НЕАПОЛЕ.

ПРИЁМ ГОСТЕЙ. ОТНОШЕНИЕ С ДВОРОМ. ПОКУШЕНИЕ.

Ревность и вспышки гнева со стороны представителей Испании и Франции не заставили себя долго ждать, русского не полюбили с первых дней его присутствия.

По прибытию своему в Неаполь Андрей Кириллович столкнулся с недоброжелательным отношением к себе со стороны королевы и придворных, но это продлилось не долго.

Всем двором управляла королева Каролина Мария. В супружестве счастья она не имела, король всё время проводил на охоте и рыбалке. Появившись при дворе, Разумовский сумел заинтересовать королеву. Его стали чаще других приглашать во дворец, он подолгу беседовал с королевой.

Возможно, именно это послужило дерзкому поступку то ли французских, то ли испанских солдат, 16 мая 1780 года на графа Разумовского и его свиту было совершено вооруженное нападение с целью грабежа возле его дома. Это вызвало недовольство Министра иностранных дел и королевского семейства. Этот факт нападения я обнаружила в архивных документах г. Неаполя.

.Из письма Фердинанда Императрице Екатерине II, понятно, что он удовлетворён российским посланником и выполнения всех условий присутствия русского флота в водах Неаполитанского Королевства.

Разумовский обладал всеми качествами, необходимыми для того, чтобы создать  платформу для развития благоприятных отношений между Россией и Неаполем. Молодой дипломат сумел обворожить и короля Фердинанда Неаполитанского, который через 40 лет, на Веронском конгрессе чуть не со слезами вспоминал с графом Андреем «добрые дни». Благодаря Разумовскому, отношения между Россией и Неаполем были самые дружеские, русский флот получил стоянку в Сицилии. 

По воле судьбы именно в период дипломатической миссии Разумовского, город посещает сын императрицы Павел I, во время своего европейского путешествия с супругой. Павел Петрович отказывается от размещения в доме (palazzo Zavalos) предложенный Фердинандом и принимает решение въехать в апартаменты графа полномочного министра. Там он незамедлительно предпринимает попытку выяснить давние обиды и недоразумения.  Давним друзьям удалось прийти к согласию без кровопролития, и дальнейшее пребывание принца прошло без происшествий. Вместе с королём, придворными и послом были совершены поездки в королевские  резиденции в Казерте, Портичи. Проводили время в посещении различных достопримечательностей и окрестностей Неаполя — вулкану Везувий и погибших городов после его извержения в 79 года Н.Э. —  Помпеи и Геркуланум. Развлекали гостей многодневной охотой в лесах королевства.  Павел Петрович покидал Неаполь, удовлетворённый проделанной работой императорского посланника.

Разумовский принимал так же русских путешественников, знаменитых европейцев тех времён, и по приказу Екатерины выполнял поручения — оказывая приём и почести Густаву III, королю Швеции. Как меценат уделял внимание художникам, например,  Филиппу Хакерту. Был благосклонен к певцу Герасиму Лебедеву, который отправился покорять Европу из Санкт-Петербурга вместе с графом.

В связи с внешнеполитической обстановкой в Европе, посол Испании Las Casas, решил избавиться от присутствия России в Неаполитанском Королевстве,  которое находилось на протяжении многих столетий в зависимости, то от французской, то от испанской корон. Путём шпионажа и обмана из дома посла были украдены письма личного характера королевы Марии-Каролины , адресованные русскому графу. Эти письма испанец передал во дворец, а также отправил их копии в Мадрид. Сообщения и  слухи о дискредитации российского посланника доходивших в Петербург через представителей Франции и Испании, вынудили Екатерину II принять решение об отзыве графа Андрея Разумовского от неаполитанского двора. По словам графа А. И. Моркова, королева Мария-Каролина предпринимала отчаянные попытки оставить Разумовского в Неаполе и никак не соглашалась отпустить от себя любимого дипломата.


За 84 года союза между Российской Империей и Неаполитанским Королевством (Королевством Обеих Сицилий с 1816 по 1861 ) Дипломатическую миссию возглавляли 17 российских чрезвычайных посланников и полномочных министров, сотни сотрудников посольства работали на благо Отечества,  с особыми поручениями день и ночь несли свитки с донесениями и письмами десятки поручиков и адъютантов, над документами работали самые лучшие переводчики своего времени. С визитами в Неаполь приезжали знаменитые писатели, самые капризные дамы, бедные поэты, паломники, искавшие вдохновения художники – и все они нашли в Неаполе, что-то своё.

После объединения Италии в единое государство, в 1862 году, титул короля Королевства Обеих Сицилий был упразднён. Ещё довольно долго  в Неаполе действовало Генеральное Консульство России, но в 1928 г. представительство, по решению советской стороны, было закрыто.

Екатерина Корнилкова

историк любитель, президент асс.»Русское поле»

продолжение следует …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Associazione culturale  "Russkoe pole" Napoli (Italia) C.F. 95211290630
Copyright © 2020